Контакты:

Телефон: +7(925)839-81-27

Email: pcarussa@gmail.com

  • Facebook Social Icon
  • Vkontakte Social Icon
  • Facebook Social Icon

Наши партнеры:

Кожина Ольга Анатольевна

Сертифицированный психолог-консультант в человекоцентрированной и клиентоцентрированной терапии

Образование:

базовый и профессиональный уровень обучения человекоцентрированному подходу и клиентоцентрированной психотерапии.

 

Специализация:

игровая терапия, центрированная на ребенке,

работа с детьми с особенностями развития

 

Формы работы:

Семилетняя девочка (клиентка) меня спросила, чем я занималась перед её приходом. Я ответила, что мне нужно было про себя что-то написать, рассказать другим людям, чем я занимаюсь. Напиши, сказала она мне: «Я психолог. Я занимаюсь с детьми, и мне это нравится». Все очень просто, точно и лаконично.

Так вот, я провожу игровую терапию с детьми с 3  до 10 лет, иногда на это соглашаются дети и более старшего возраста. Дело в том, что предлагаю им выбор: поговорить, рисовать, или играть. Некоторые из них выбирают игру. Кстати, если ребенок был травмирован в младшем возрасте, когда речь еще не была им освоена в полной мере, то ему легче «рассказать» о своих сложностях через игру. Игрушки – это слова, игра – рассказ, в котором можно взять под контроль ситуацию и справиться с негативным опытом, найти новые решения, закончить то, что сидело внутри и мешало наслаждаться жизнью.

Моя задача во время консультации создать безопасные, фасилитирующие условия для развития личности ребенка, проявляя эмпатическое понимание, безусловное позитивное принятие и конгруэнтность. Дети ценят честность взрослого, его интерес  и уважение к ним, веру в их внутреннюю потребность развиваться в позитивном направлении и делать собственный выбор. Эмпатия помогает увидеть эмоции, смыслы и потребности ребенка, стоящие за его поведением и игрой. Отразить словами то, что чувствует ребенок, познакомить его с самим собой.

Ограничения так же существуют в процесс игровой терапии, их не много, но они помогают ребенку чувствовать безопасность (нет хаоса), учат учитывать интересы другого человека, дают связь с реальным миром, его правилами и ограничениями, вырабатывают ответственность за свои действия.

Так шаг за шагом дети решают свои сложности в процессе безопасной игры, становятся более уверенными и спокойными.

В последнее время в своей работе я много сталкивалась с детьми с особенностями развития. Это дети с умственной отсталостью, с синдромом Дауна, с расстройством аутистического спектра и другими нарушениями. С ними я провожу игровую терапию, центрированную на ребенке, с использованием пре-терапии.

В этих отношениях я занимаю более активную позицию – я немного учу их игре, взаимодействию с игрушками, подключаю сенсорные стимулы. Но все-таки я иду от ребенка, начинаю с того уровня развития на котором он находится в освоении мира и игры, знаний о себе. Я внимательно присутствую в контакте и включаюсь в действия ребенка очень осторожно, и сразу отступаю, если ребенок негативно относится к моим действиям. Хотя повторяю эти действия несколько раз в последующем, и часто реакции ребенка заменяются на более положительные.

Например, если ребенок с аутизмом боится мягкие игрушки, и бурно реагирует на прикосновения к ним (например, откидывает в сторону),то эти игрушки я ему в руки не даю, а играю с ними сама, выступая образцом того, как можно кормить, укладывать спать. И удивительно, что через одно-два занятия ребенок уже решается взять игрушку в руки, хоть на мгновение и даже покормить ее. Некоторые дети через какое-то время (это у всех по-разному) начинают через игрушки взаимодействовать со мной, и проигрывать некоторые ситуации из жизни.

Это не обучающие занятия, где отрабатываются навыки и закрепляются знания. Это время для развития общения, контакта, взаимодействия и улучшение чувствования и понимания ребенком самого себя, других и окружающий мир. Конечно, времени на установление отношений уходит больше, чем с детьми без нарушений развития, и успехи появляются не сразу и маленькими порциями. Но, они есть и меняют ребенка. Дети чувствуют себя понятыми и принятыми, их негативные поведенческие проявления становятся меньше или сходят на нет, улучшается их взаимодействие с другими людьми. Снижение напряжения позволяет детям быть более включенными в процесс обучения (приводящихся другими специалистами) , больше воспринимать и усваивать новый материал.

Совместные консультации с родителями и их знакомство с человекоцентрированным подходом и пре-терапией способствует большему понимаю родителями своих детей и улучшению их контакта.